«СТС» — Как я рожал

СТС Авторские рассказы, монологи, проза Как я рожал

Как я рожал Тут со мной такая история приключилась…!

У нас традиция: тридцать первого декабря мы с мужиками ходим в баню. Нормальная такая традиция. Там мы моемся и потом целый год ходим чистыми.

Вот и в этот раз, перед Новым годом, пошли мы, как обычно, в баню. В бане мы поспорили между собой — кто из нас больше всех выпьет пива. Ну, мужики по четыре, по пять кружек выпили, а я, как сейчас помню — то ли восемь, то ли двенадцать. Что было дальше, я помню уже значительно хуже, а точнее — не помню совсем.

В общем, какой-то провал в памяти неожиданно произошёл. Начал себя ощущать только с того момента, как проснулся в незнакомом мне месте. Огляделся вокруг и вижу: комната со светлыми стенами, а из мебели только кровати, да тумбочки и на кроватях лежат, вы мне не поверите, одни лишь женщины. Ну, я стал своей больной головой лихорадочно соображать, где такое сожительство может быть в принципе. Вариантов, исходя из смутного анализа последних событий, нашёл, надо сказать, не много. Или это женский медвытрезвитель и я туда попал по ошибке, или я — это не я.

Второй вариант меня устраивал значительно меньше, поэтому я решил, всё-таки, остановиться на первом. Тем более, что у всех женщин животы были точь-в-точь такие же огромные, как и у меня, видимо тоже от пива.

Это уже потом выяснилось, что меня по ошибке в роддом определили.

А вышло всё так. После бани мы поехали по домам встречать Новый год. У всех дома жёны, дети. Один я только, пока еще, не женатый. Стоим на остановке тихо, никого не трогаем, ждем автобуса. А мимо патруль милицейский проходит… и прямо к нам…! Нет, они может и не подошли бы, если бы я ждал автобуса как все, — стоя, или, на худой конец, сидя, а не лёжа на холодном, заснеженном тротуаре, подложив под голову шайку.

В общем, подходят они и начинают меня трясти, пытаясь разбудить. А Толик, самый трезвый из нас, говорит им:

— Вы, — говорит, — Его потише трясите, а то он сейчас в любую момент родить может. Видите, какой живот большой?

А стражи порядка были, как видно, тоже не первой трезвости, и Новый год для них, чувствуется, уже наступил. Услыхав фразу «может родить», работники милиции, несмотря даже на сильно затуманенное алкоголем сознание, приняли единственное, на их взгляд, правильное решение — отправить меня туда, где это и положено делать. То есть в роддом. И вот, лежу я в этом роддоме… ну, я-то думаю, что я в вытрезвителе нахожусь, и чтобы убедиться окончательно в правильности своего предположения, завожу, невзначай, разговор, как бы издалека:

— Да, — говорю, — Бабоньки, залетели мы с вами…! Теперь, наверное, на работе об этом узнают!

А та, что справа от меня лежала, (Светкой её звали, я потом узнал), страшненькая такая… говорит:

—Что поделаешь, такая уж наша, бабья, доля! В этом наше счастье!

И тут еще,вдруг, в комнату входит какой-то мужик в белом халате. С ним две женщины и направляется прямо к моей кровати, спрашивая на ходу:

— Ну, как наш маленький…?

— Да, — я говорю, — Спасибо Ничего…!

— Не беспокоит?

— А что, — говорю, — Должен?

— Да пора бы уже!

Сам думаю: «Откуда он знает, что у меня — маленький?» Стало быть, раздевали уже. А я помню, как Толик рассказывал, что в вытрезвителях редко, но бывает, ценные вещи пропадают. А у меня молоко там, в сумке… для кота купил.

А мужик этот склонился над кроватью и стал живот мой щупать. Потом прислонил к нему ухо, послушал и говорит:

— Девочка созрела, но видимо придется делать кесарево сечение.

Я говорю:

— Да вы что…? какое ещё там сечение…?

— А мужик говорит:

— Да вы не волнуйтесь так. В вашем положении вообще волноваться вредно!

И тут только я заметил своё отражение в зеркале. Оказывается, от пива мой живот раздулся до такой степени, что кожа на лице натянулась, и морщины, все, как есть, разгладились, что я стал и впрямь на девицу похож.

Я говорю:

— Понимаете, это какое-то недоразумение. Дело в том, что я — не девушка.

— Понимаю, понимаю, — кивает головой мужик, — Теперь уже, конечно, не девушка! — И, как ни в чём не бывало, продолжает:

— У меня для вас очень приятная новость. Мэр нашего города Сидорчук обещал трёхкомнатную квартиру тому, у кого первым родится ребёнок в новом году.

— Ни фига себе! — думаю. — Вот повезло! Десять лет по общежитиям маюсь, а тут такая редкая возможность появилась. Упускать такой шанс просто глупо!

Буду рожать, во что бы то ни стало! И тут, пиво у меня в животе стало усиленно рваться наружу. Я, конечно, изо всех сил стараюсь его удержать… напрягаюсь страшно, а этот… их главный видать, заметил мои потуги и говорит:

— Вот и схватки начались! Готовьте девку, срочно, к операции!

Привезли меня в операционную, положили на стол и тут, как раз, слышу… куранты бить начали двенадцать часов. А у них в соседней комнате стол уже накрыт. Нервничать начинают. Смотрят то на меня, то на куранты, то опять на меня, то опять на куранты. Я говорю:

— Да вы не волнуйтесь так, я подожду. У меня и схватки уже не такие сильные.

Они обрадовались и говорят:

— Ну, если чего… кричите! — И ушли.

Вы понимаете моё состояние?! Квартира мне, конечно, до зарезу нужна, но рожать, кроме пива, — нечего. Надо, — думаю, — Бежать отсюда, пока не поздно. И только я хотел подняться с кровати, чтобы бежать, как вдруг, дверь неожиданно открывается, и в комнату на цыпочках входит Нинка Гуняева, из третьего цеха с нашего завода. На руках у неё ребёночек. Она меня узнала и спрашивает:

А ты чего здесь делаешь?

— Рожаю, — говорю. — Сама не видишь что ли?

Нет, ну странная такая…! Что может ещё делать человек в роддоме, лёжа на операционном столе?! Но, надеюсь, всё-таки, поймёт, что я шучу.

А она серьёзно так:

— А кто будет…? Мальчик, или девочка?

— Нет, — думаю, — Это уже не роддом, а дурдом какой-то!

— А ты, — спрашиваю, — Зачем сюда пожаловала? Ты же только на днях родила…!

А Нинка молча кладет своего ребенка на стол и рядом — записку: «Я, гражданка Гуняева, добровольно отказываюсь от своего ребёнка т.к. хочу ещё погулять».

— Ты что? — говорю, — Нин, охренела что ли, родное дитя бросать? Не жалко тебе?

А она мне отвечает:

— Ну, если ты такой жалостливый, хочешь я тогда тебе его подарю?

Я думал она шутит, а она берёт ручку и внизу листка приписывает: «Отдаю гражданину Петрову Ивану Васильевичу на воспитание и впредь никаких претензий иметь не собираюсь». Расписалась, повернулась и ушла.

Вот, такие дела! Я записку в карман спрятал, лежу, соображаю, что дальше делать. Тут ребёночек, видать, проснулся и начал громко плакать. Я его распеленал — посмотреть, не мокрый ли. В этот самый момент в комнату вбегают хорошо встретившие новый год акушеры и ошалевшими глазами смотрят, как женщина сама пытается перепеленать только что родившегося у неё ребёнка!

Что тут началось…! Стали дико извиняться, умоляли не раздувать скандал, сказали, что всё оформят, как положено и за квартиру можно будет не беспокоиться.

— Да я, — говорю, — И не собираюсь раздувать… Мне бы только в туалет поскорее…

В общем, всё вышло, как нельзя, лучше. Привезли меня обратно в палату. Бабы меня, ясное дело, поздравляют… Персонал ни на шаг не отходит, как за депутатом Государственной Думы ухаживают, любую прихоть исполняют. Лежу себе… трехкомнатную квартиру представляю. Так размечтался, что не заметил, как мне ребеночка принесли, чтобы я его грудью покормил.

— Ну, совсем обнаглели, — думаю. — Мало того, что мужика рожать ребёнка заставили, так теперь ещё хотят, чтобы я его грудью кормил!!!

А тут Светка увидала моё замешательство и спрашивает:

— А может, у тебя молока нет?

С чего она это взяла? Прямо не знаю.

— Почему нет? Есть, — говорю, — Два пакета, в сумке лежат.

— Такое ему нельзя, — говорит Светка. — Давай, если хочешь, я его своим покормлю!

Эта Светка, надо сказать, баба ничего оказалась, симпатичная, после того, как родила. И не замужем, к тому же. И я один… с ребёнком в трёхкомнатной квартире, без хозяйки.

— Чем, — думаю, — Мы не пара?

Как я уговаривал её — это отдельная история. Никак не хотела Светка верить, что я — мужчина. И паспорт показывал, и характерные признаки предъявлял… но, уговорил. Так что, из роддома мы поехали прямо ко мне, на новую квартиру.

Так сразу у меня появились: и новая квартира, и жена, и двое детей. Живём мы дружно, счастливо и даже задумали завести ещё одного ребёночка. Вот только никак не можем решить пока: кто из нас, его, всё-таки, рожать должен…!

10.07.2001г

Б.Степанов

«Баю-Баюшки» На сайте размещена новая песня. Это колыбельная песня «Баю-баюшки». Песню можно найти в разделе «Музыка» или скачать прямо сейчас //Музыка Бориса Степанова, слова Ольги Демиденок.

Размещение рассказов В разделе «Рассказы» размещены 7 рассказов Б.Степанова: «Не в деньгах счастье», «Олимпиада», «Приятного аппетита», «Угадай рекламу», «Светлая личность», «Футбольный репортаж» и «Экскурсовод».

150 новых песен! Песни Николая Козлова ждут своего исполнителя! Авторские песни на разную тематику. Это более 7 концертных программ. Рассмотрим любые предложения о сотрудничестве, исполнении и продюсировании.

Авторские фотографии Занимаемся поиском оригинальных авторских фото для размещения на страницах сайтов «СТС творчество» и «Сайт творчества Николая Козлова». Обратную ссылку на источник и указание автора — гарантируем!

СТС Авторские рассказы, монологи, проза Как я рожал
Карта сайта | Версия для PDA | Контакты | Copyright © СТС — творчество | Design: | Москва 2007-2008 | Правила и информация о сайте
X